Страх близости.

Серия статей: «Психотерапевтические зарисовки — взгляд психотерапевта на «драмы обыденной жизни»». Жизненные истории — глазами психотерапевта, описаны не только просто и доступно, но  и сопровождаются профессиональными комментариями. Они позволят людям, ищущим помощи, вселить надежду — что они, как и герои данных историй, смогут справиться с трудностями, и сделать свою жизнь более счастливой; а с коллегами — разделить профессиональные взгляды.

Многие люди, страдая от одиночества, не могут вступить в отношения из-за так называемого страха близости. У страха близости есть немало причин, мы можем рассмотреть некоторые из них.

  1. У индивидов, обладающими нарциссическими чертами, страх близости может выражаться в страхе оценки его личности и отвержения (разочарования), если они рядом с другим человеком окажутся неидеальными, несовершенными. Таким людям трудно принимать себя реального. Они чувствуют в себе какой-то изъян или дефект, который пытаются скрыть путем того, что все время стремятся себя усовершенствовать. Или в своих грандиозных фантазиях они видят себя более значительными, весомыми или даже великими, чем они есть на самом деле. Оказываясь рядом с другими, они пытаются «сверкать», казаться «самыми-самыми». По словам Нэнси Мак Вильямс таким людям «важнее казаться, чем быть». Но блистать и демонстрировать свое совершенство таким людям удается в основном на расстоянии. Когда к человеку с нарциссической структурой характера приближаются другие люди, он начинает бояться разоблачения – того, что его обнаружат обычным, «средним», а то и с изъяном – и тогда (как ему кажется) уже точно потеряют к нему интерес или отвергнут. Его накрывает стыд, оттого, что он может быть замечен реальным и живым – а, значит (по его ощущению) – с каким-то дефектом. Страх разоблачения и стыд разрушают близость.

Так, одна пациентка, проходившая индивидуальную психотерапию, имела в некоторой степени выраженности нарциссические черты. Ей казалось, что быть принятой можно только, будучи совершенной и идеальной. Ценой большого напряжения ей удавалось блистать на корпоративных собраниях, вызывая своим умом, креативностью, быстротой реакции море восхищения (по ее предположениям).
Но, в перерывах, когда все сотрудники пили чай и общались, она убегала одна в отдаленные места, боясь разоблачения — того, что вблизи она окажется не столь великолепной. Принять себя реальным человеком — с достоинствами и ограничениями и быть собой, рядом с другими, она не могла.

Когда я ее спрашивала — какие чувства, по ее мнению, может вызывать человек, «затмевающий своим великолепием» других, она хотела верить, что — любовь. Но ей не приходило в голову, что такой человек может вызывать зависть, раздражение, что от него захочется держаться подальше. В процессе работы она почувствовала, что ее стремление к грандиозности не сделает ее милее и любимее для близких людей.

Кроме того, многие люди, столкнувшись с чужой неидеальностью, вовсе не ликуют и не испытывают триумф (как это может казаться человеку с нарциссическим складом); а, наоборот, расслабляются и чувствуют, что рядом с другим, они и сами могут быть несовершенными, и никто их за это не осудит.

Кроме этого, индивиды с нарциссической структурой характера очень нуждаются с других людях — которые бы проявляли бы к ним внимание, выражали одобрение — и таким образом поддерживали бы их самооценку. Но признать свою нуждаемость они не могут – для них это оказывается унизительным, кажется слабостью.

В работе с другой пациенткой с нарциссическими чертами характера я замечала — как только на терапевтической сессии нам удавалось достичь контакта, эмоциональной близости, или она признавала свою потребность во мне; так в следующий раз она пропускала встречу. Когда мы с ней обсудили такой повторяющийся паттерн, то она сама увидела, что в пропуске сессии было послание мне: «Не думайте, что я в вас не нуждаюсь. Я независима и самодостаточна».

Нарциссы, нуждаясь в отношениях, обесценивают их. В данном случае страх близости (и бегство от нее) возникал от невозможности признать свою потребность в другом человеке, свою привязанность. В случае такого признания, люди с нарциссической организацией личности терпят крушение в ощущении своей независимости и самодостаточности.

Но ведь самодостаточность и независимость – это иллюзия. Любой из нас не самодостаточен: чтобы зачать нового человека – нужен партнер; чтобы младенец выжил – нужна вскармливающая его и заботящаяся мать. Вступая в брак, мы становимся зависимы друг от друга финансово, оказываемся связаны бытом, общими детьми и т.д.

  1. Давайте рассмотрим страх близости у индивидов с шизоидной структурой характера. Кратко описывая этот психотип, можно отметить отстраненность шизоида; погруженность в себя; аутичность; уход от реального мира в фантазии; отчужденность — как от других, так и от некоторых частей себя. Шизоид всегда находится на дистанции от всех остальных. Для того, чтобы таким людям восстановиться, им особенно нужно уединиться, побыть в одиночестве. Со стороны они часто кажутся холодными и бесчувственными. Часто вместо живых чувств, шизоид часто демонстрирует интеллектуализацию – безэмоциональный рассказ о чувствах, никак не проявляя их. Но шизоиды бывают высокочувствительными людьми с тонкой эмоциональной настройкой и интуицией; хотя окружающим людям это часто бывает незаметно. Действительно, у них есть способность воспринимать то, что другие люди не способны прочувствовать; но часто они оказываются нечувствительными к тому, что чувствуют другие люди — в обычном диапазоне человеческих переживаний. Шизоиды, погруженные в себя, часто бывают творчески одаренными и креативными — в области искусства, научных исследований.

У индивидов с шизоидной структурой характера страх близости выражается в страхе поглощения другим человеком. Поглощение означает угрозу потерять себя, свои границы, стать как будто бы частью другого. Главный конфликт шизоидов касается близости и дистанции. Они страстно жаждут близости, хотя ощущают постоянную угрозу поглощения другими людьми. Они ищут дистанции, чтобы сохранить свою безопасность и независимость, но при этом страдают от одиночества. Роббинс описывает этот внутренний конфликт так: «Подойдите ближе – я одинок, но оставайтесь в стороне – я боюсь внедрения». Часто шизоидные личности страстно желают недостижимых сексуальных партнеров, но при этом равнодушны по отношению к доступным партнерам.

Так, одна из участниц терапевтической группы, обладающая шизоидной структурой характера, на каждой встрече группы невербально демонстрировала свое страдание (сидела с подавленным видом или тихонько плакала). Но она долгое время не хотела делиться этими переживаниями; говоря, что она сама разберется.  Когда наиболее теплые и внимательные участники группы (из лучших побуждений, заботясь о ней) стали активно расспрашивать ее, проявлять сочувствие; девушка в какой-то момент сдавалась под их напором, рассказывала про свои трудности, получала поддержку.

Но то, что ощущалось бы другим человеком, как тепло от совместности, облегчение от поддержки; для нее было чрезмерным приближением. По ее ощущениям, она подпускала людей слишком близко, они внедрялись в ее пространство.

После этого девушка замыкалась в себе; а следующую встречу группы она обязательно пропускала – так она отдалялась и восстанавливала свои границы. Такая степень близости (пусть сопровождающаяся теплом и участием других) была для нее труднопереносима.

Эта же участница один раз поделилась в группе тем, что все ее отношения с противоположным полом имеют виртуальный характер – по Интернет–переписке; реальных отношений с мужчинами у нее не было – это опять таки подтверждает страх близости и стремление поддерживать отношения на расстоянии.

  1. Другой вид страха я бы назвала — травматический страх близости, выражающийся в том, человек боится сближения и привязанности, опасаясь повторения прошлого травматического опыта.

Бывает сближаться страшно, т.к. можно оказаться покинутым, оставленным. Пациентка, проходившая терапию, рассказывала о том, что она пережила в 11 лет травму, связанную со смертью матери; а в скором времени — и смерть бабушки, которая взяла на себя опеку над девочкой. В юношеском возрасте девушка, влюбившись в первый раз, оказалась оставленной молодым человеком, который бросил ее ради другой. После этого женщина зареклась знакомиться, оставила надежду выйти замуж и стать матерью, и стала вести уединенный образ жизни. В процессе работы ей удалось увидеть, что в ее опыте отношения и привязанность были чем-то очень опасным — в них можно столкнуться с болью и горечью утраты дорогого человека; и она делала все, чтобы этой боли избежать.

Другой пример травматического страха близости можно проиллюстрировать примером пациентки, имевшей детский опыт, где ее жестоко били, игнорировали. Поэтому в ее внутреннем мире, отношения – это то, где унижают, делают больно. В психотерапевтической работе она стала замечать, что, сознательно желая отношений, она все делала для того, чтобы не привязываться, не сближаться. Вступая в отношения, она разрушала их. Страх близости защищал ее от повторения травматического опыта отношений, где один — жертва, другой — агрессор.

Психолог-психотерапевт Ежек Наталия. www.gesterap.ru

Приглашаю принять участие в супервизорской группе: через вторник с 18.00. до 21.00. Подробнее на сайте МГИ

Приглашаю принять участие в цикле лекций по наиболее важным вопросам психотерапии: вторник с 18.00.. до 21.00. Подробнее на сайте МГИ

Нет комментариев.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика