Феноменологический взгляд на терапевтический случай

Предметом исследования в гештальт терапии являются феномены, возникающие на границе контакта. Описание случая – это средство, способ описания феноменологии контакта.
Ф.Перлз давал своим клиентам интересное домашнее задание, он предлагал каждый день между сессиями уделять некоторое время детальному вспоминанию того, что происходило во время сессии. И особое внимание предлагалось уделять «слепым пятнам», тому, что трудно вспомнить, сопротивлению.
Если и дальше следовать такой логике, то можно задаться вопросом: почему тоже самое не сделать терапевту?
Внимательно вспоминать сессии, уделяя внимание моментам неясности, смутности, анализировать собственные «слепые пятна».
В этом есть смысл. Во-первых, это способствует ассимиляции проделанной работы, во-вторых, это возможность заметить и проработать собственное сопротивление терапевта. Вспоминая события на сессии, мы заново переживаем ее и описываем с точки зрения своих переживаний.
Такой подход к описанию случая является не совсем объективным, а скорее феноменологическим ( с позиции «что происходит?) и служит настройке терапевта на детальное осознавание процесса терапии. И это очень важно, т.к. главный инструмент гештальт-терапевта – это его собственное осознавание.
Осознавание – это инструмент ориентировки, которым клиент может воспользоваться для собственного развития. (Например, терапевт обращает внимание на то, что происходит с клиентом и благодаря этому клиент может сфокусироваться на том, что с ним происходит).
Описывая случай, терапевт осуществляет настройку своего главного инструмента – осознавания. Это не инструмент воздействия на клиента, а инструмент ориентировки, которым клиент может воспользоваться для собственного развития, если предварительно терапевт этот инструмент хорошо настроил. ( метафора: как музыкант настраивает свой инструмент перед исполнением, так и подстраивает его после). Клиент пользуется осознаванием терапевта для расширения и углубления своего собственного осознавания.
Кроме того, работа по описанию случая дает возможность завершения незавершенных переживаний терапевта во время сессии, т.к. незавершенные переживания терапевта могут вносить искажения в следующую сессию.
Кроме того, описание случая дает возможность сделать терапевтический труд частью личностного роста самого терапевта.
Затем, это возможность заметить и реорганизовать свое собственное сопротивление (сопротивление терапевта).
Итак, несколько моментов: фокусировка сознания, завершение незавершенных переживаний, внимание к своему сопротивлению, ассимиляция опыта.

Чем же уникально описание случая? Ведь тем же самым целям служит супервизия. Что дает описание случая такого, что не всегда можно найти в супервизии?
Есть несколько моментов, которые отличают письменную речь от устной, как диалогической, так и монологической.
Письменная речь в отличие от устной максимально рефлексивна. Письменная речь максимально произвольна. Гораздо больше думаешь, как и что написать, чем сказать. В ней больше осознанности, т.е. функции ЭГО.
Эти же самые черты (произвольность, рефлексивность) относятся не только к писателю, но и к читателю. Это другая возможность для читателя как-то отнестись к тексту, пережить его по-другому, чем устный рассказ.
Описание случая в письменном виде — это отличная возможность замедлиться. Описание случая — это просто расширение возможностей, степеней свободы.
Кроме того, в письменном тексте присутствует возможность использования литературных выразительных средств для описания и выражения переживаний. Литературные художественные средства добавляют глубину в описание случая, что затем возвращается терапевту с торицей в виде понимания клиента в работе и творческой гибкости в изобретении интервенций.

Для того, чтобы облегчить описание, можно использовать разные структуры (как это мы делаем, внося структуру в поток осознавания).

Структура описания случая (случай описывается как событие в жизни клиента и в жизни терапевта)

1. Описание клиента (не только объективная информация о клиенте, а восприятие клиента терапевтом). Клиент – как фигура восприятия терапевта.
2. Как клиент попал ко мне, и обстоятельства, имеющие отношение к тому, как клиент попал в терапию. Как терапевт принял решение, что будет работать с этим клиентом?
3. Вопросы контракта. Место, время, деньги. И сущностный контракт – как данный клиент может использовать контакт с данным терапевтом для своего развития и чем данный конкретный терапевт полезен.
4. События, важные ключевые моменты в терапии.
5. Чувства, мысли и действия терапевта в каждом ключевом моменте. Отклик клиента на действия терапевта.
6. Теоретическое осмысление. Откроется ли еще нам что-то новое, если мы переведем все произошедшее на язык теоретических понятий?

Данная схема является довольно обобщенной, а нам еще бывает необходима структура для описания конкретной сессии.

Поскольку мы описываем случай через осознавание терапевта, то к нему применимы все методы и упражнения, которые известны в гештальт-терапии. Т.е. все способы структурирования осознавания.
Например, супрессивные техники (вырази одной фразой свое основное послание этому клиенту – или основные послания на разных этапах терапии).
Например, экспрессивные – напишите, что вы делаете с клиентом, используйте метафоры действия, используйте ощущения своего тела, чтобы описать, что вы делаете с клиентом – «вы его давите как каток» или «вы расчищаете перед ним пространство». Или напишите, что вы не сказали клиенту, что вы подавили.
Например, используем технику «челнока» при описании: курсируем между процессом клиента и процессом терапевта, не зависая надолго на одной из позиций. Т.е. что сделал или сказал клиент, далее вспомнить, какие чувства, мысли, телесные ощущение, образы возникли у клиента – что терапевт сделал в результате. Далее: как это воспринял клиент, что клиент сделал в ответ на это. Далее снова описываем терапевта. Что вы делаете с клиентом и что клиент делает с вами. И так можно описывать всю сессию.

Можно описывать случаи, используя список принципов гештальт-терапии. Например, принцип «присутствовать» — как я присутствовал, что мешало моему присутствию, что способствовало моему присутствию, когда я меньше присутствовал ? Или например, «быть здесь и сейчас». Где я был во время сессии? Может быть увлекался концепциями и фантазиями? (Можно использоваться список список принципов Сеймура Катнера, Клаудио Наранхо или др.)

В гештальт-терапии огромные выбор средств. И мы можем использовать эти средства в диалоге с читателем.

Далее, при описании случая имеет значение цель. Для чего я описываю случай? Есть разные варианты: а)я описываю случай, делаю записи для своей рефлексии, для себя(чтоб не забыть и подумать на досуге); б)я описываю случай, чтобы представить его к сертификации; в) я описываю случай, чтобы опубликовать его и получить отклик широкой общественности(при этом не забывая об этических правилах).

Хочу представить критерии оценивания случая, подлежащего сертификации (которые использую я и мой коллега Д.Андрющенко):
— позиция терапевта. Представлена ли в описании случая позиция терапевта и какая она? Соответствует ли она именно позиции гештальт-терапевта. Это манера постановки цели терапии (цели: спасти, скорректировать или создать условия для развития, для осознавания)
— мышление терапевта. Фигурируют ли в описании случая понятия и воззрения гештальт-подхода? (необязательно использование умных терминов, но есть ли сама идея?) И насколько корректно, уместно эти понятия используются.
— осмысленность собственных действий. Осознанность терапевта в описании случая. Присутствует ли ясно сформулированные терапевтические гипотезы? Какие свои действия терапевт представляет как интервенции? Насколько терапевт осознает отношения, разворачивающиеся в терапии? Насколько он осознает влияние клиента на свою личность, что клиент с терапевтом делает, и что терапевт делает с клиентом? Описывает ли терапевт свои чувства?
— критичность. Осознает ли терапевт границы своей компетентности и границы возможностей терапии?
— формальные критерии (объем описания, количество описанных сессий).

Данная статья не исчерпывает всех возможностей описания случая в психотерапии. Однако, мы видим, что такая работа является универсальной и необходимой частью терапевтической практики.

Нет комментариев.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика